В детстве у моей мамы был голубой дневник. В мягкой, с мраморным рисунком обложке и потрепанными уголками. По ним было видно, как часто его брали в руки, писали на его страницах и перечитывали. Он всегда был рядом с ней. Приятно, конечно, признаться, что я был главной темой ее дневника. Но это не совсем правда. Ее Дневник был во многом еще и о ней самой. О том, почему она не хотела забирать меня домой, когда я появился на свет.

c4ca4238a0b923820dcc509a6f75849b71

А забирать она не хотела из-за опухоли на личике и кривых ножек, которыми меня наградила природа. Тогда, в 1972, на свет появился ребенок с утопленными в головку глазками и огромным носиком.

c81e728d9d4c2f636f067f89cc14862c58

Мама ждала здорового малыша. А родился я. Мне кажется, она о чем-то догадывалась, потому что когда роды закончились, первое, что спросила мама у врача, был не пол новорожденного, а все ли с ним в порядке. “Нет, — ответила доктор. — У него шишка на лице и искалеченные ножки”. Тогда ей так и не показали меня, забрав в отделение интенсивной терапии. Потом, когда на меня посмотрел папа и описал матери, они вместе плакали.

“Он наверное умрет,” — сказала мама.
“Нет, он слишком сильный и здоровый. Поэтому без вариантов,” — возразил отец.

eccbc87e4b5ce2fe28308fd9f2a7baf347

Мама отказывалась на меня смотреть в течение недели. Потом собралась с духом и пришла с медсестрой ко мне в бокс. Когда она заглянула в манеж, где я лежал, то сказала, что не будет меня забирать домой.

Позже она напишет в голубом дневнике: “Мне хотелось, чтобы он умер. Я сказала в больнице, что мне мой ребенок не нужен и что я не заберу его ни при каких обстоятельствах. Я ничего не чувствовала к этому ребенку”.

НАЖМИТЕ НА СТРЕЛКУ НИЖЕ, чтобы читать далее